Соловьиные трели

Вечерняя песня соловья

Сейчас даже в городе, в вечерней тишине отовсюду доносятся соловьиные песни. Любые небольшие заросли кустов дают приют этим искусным певцам. А ведь казалось бы — совсем небольшая серая невзрачная птичка. А поёт так, что заслушается, голос слышен за сотни метров. И песня сложная, из множества разных свистов и щёлканий. Чем сложнее и разнообразнее эти элементы песни (колена), тем больше она ценится. А ведь единственное её предназначение — дать понять другим самцам что территория занята, а самочке — что её тут ждут. На этой записи иногда слышен также крик чечевицы, похожий на «Витю видел?».

Если вы вдруг не знали или забыли: заливистые трели выводит именно самец. Тем самым он призывает самку и оповещает всех остальных, что место занято. Насколько долго соловей будет петь в одном месте, зависит от самочки. Если она оценила пение самца и останется с ним, то песня еще какое-то время будет радовать слушателей. В другом случае не осчастливленный самкой соловей через несколько дней поменяет место.

Песня соловья — набор повторяющихся свистов и щелканий. Каждый элемент песни называется колено, их число может достигать двенадцати, повторяется несколько раз. Звонкий и чистый свист, протяжный рокот, глухие раскаты, характерное щелканье, «пульканье», «клыканье», а также кваканье, взвизгивание и курлыканье журавлем. В случае опасности соловей издает отрывистый храп.

Пение этой птицы — это целая “наука” для знатоков голосов пернатых. В прежнее время, когда сильнее была развита “соловьиная охота”, то есть выслушивание певцов в природе и содержание их в клетке, были замечательные знатоки соловьиного пения, разбиравшиеся во всех тонкостях различных строф (колен) и оттенков песни того или иного певца.

И. С. Тургенев в рассказе “О соловьях” словами простого птицелова-любителя очень метко и точно описал песню этого замечательного певца.

Соловьи у нас дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат. А то вот еще у них самая гадкая есть штука: сделают этак: “тру” и вдруг: “ви!” — этак взвизгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет. Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена. А колена вот какие бывают.
Первое: пульканье — этак — “пуль-пуль-пуль-пуль…”.
Второе: клыканье — “клы-клы-клы”, как желна (дятел).
Третье: дробь — выходит примерно, как по земле разом дробь рассыпать.
Четвертое: раскат — “трррррр…”.
Пятое: пленьканье — почти понять можно: “плень-плень-пленъ…”.
Шестое: лешева дудка — этак протяжно: “го-го-го-го-го”, а там коротко: “ту!”.
Седьмое: кукушкин перелет — самое редкое колено. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист.
Восьмое: гусачек — “га-га-га-га…” У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит.
Девятое: юлиная стукотня — как юла (есть птица, на жаворонка похожа) или как вот органчики бывают — этакий круглый свист: “фюиюи-юиюи…”.
Десятое: почин — этак: “тии-вить”, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают.
У хорошего нотного соловья еще вот как бывает: начнет “тиивить”, а там “тук”. Это оттолочкой называется. Потом опять — “тии-вить… тук-тук”. Два раза оттолочка и в полудара, этак лучше. В третий раз: “тии-вить”, да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом — едва на ногах устоишь, обожжет. У хорошего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, оттрубил, скорее другое — и смешался…

Д. Н. Кайгородов, много наблюдавший эту птицу, приводит в своем описании соловья запись 12 колен песни, которые повторялись и перестанавливались в различном порядке. Знатоки соловьев отлично разбирались даже в местных особенностях песни. Недаром славились курские соловьи, ценившиеся втридорога.

Один из замечательных охотников-любителей, И. К. Шамон, в своих воспоминаниях о соловьях рассказывает:

Наши (московские) соловьи отлично кричали лягушками, тремя песнями — кваканье, дудка, вроде червяковой россыпи, и гремушка — волчковой дудкой и раскатом (волчок-поползень). Раскат исполнялся не глухо вниз, но сильно и длинно. Кроме этих местных соловьев, встречавшихся у нас в окрестных лесах и садах, в конце 20-х годов были новосельские (тульские) соловьи, прекрасно кричавшие стукотнями и кукушкиным перелетом; малоархангельские, с хорошей песнью “гусачек” — “га-га-га-га”.

Но лучшими были привозные из южных губерний, курские и черниговские… Курская, каменовская птица удивляла своими дробями и привлекала к себе весь тогдашний охотничий мир. Их было девять манеров; особенно выдавались дроби “в оборот”. Из дробей замечательна “зеленухой” (лесной канарейкой), затем “тревога” (вроде барабана), желна, дудка, трелевая, стукотня, свист, клыканье, кукушкин перелет.

Бердичевские соловьи кричали всеми дудками: польской, дешевой, водопойной, лягушечьей. Кроме того, кричали журавликом (“курлы”). Польские отличались своей типичной песней — трелевой дудкой, кричали и другими дудками и дробями, также стукотнями; выдавалась “овсяночная”.

Относительно польского соловья надо заметить, что это совсем особенный сорт соловья. Его “ход” и самые песни резко отличаются от всех других (светлая дудка, стукотня, катушка, подъемный свист), хотя при этом он и кричит общими с другими песнями. В половине прошлого столетия очень ценились еще так называемые “свистовые” соловьи, тоже с большим разнообразием колен.

Share

Михаил Соколов

Автор - Соколов Михаил Борисович, город Киров. Эколог, работаю в химической лаборатории областного природоохранного центра. Фото и видео, если не указано иное, сняты мною. При использовании фото в интернете обязательно указание авторства и активной ссылки на этот сайт. Условия использования в печатной продукции можете узнать, связавшись со мной одним из способов, указанных в разделе «Контакты». Для некоммерческих и бесплатных проектов обычно разрешаю безвозмездное использование фото.

Также может быть интересно...

1 ответ

  1. Grey:

    Я соловья даже увидеть не мог а ты сфотал!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.